-Музыка

Приезжие глазами москвичей

Дневник

Суббота, 18 Апреля 2009 г. 22:26 + в цитатник
взято с http://bombochka.ru/priezd.html
© Любовь Борусяк

Приезжие глазами москвичей

Не претендуя на изучение этой проблемы на общегосударственном уровне, для всех слоев населения, мы решили сосредоточить свой анализ только на Москве и на молодежи, прежде всего, студенчестве.

Жизнь в Москве в течение длительного времени резко отличалась от жизни в других городах и регионах, что традиционно вызывало к москвичам негативное отношение. Надо сказать, что со стороны москвичей это воспринималось как обидная несправедливость, но особой ответной агрессии не вызывало. Хотя бы потому, что возможности миграции были строго ограничены пропиской и другими обстоятельствами советской жизни, поэтому не было ощущения опасности захвата тех преимуществ, которыми москвичи обладали.

Еще больше различия в уровне жизни усилились в 90-е годы, когда стало общим местом представление о том, что нормально жить можно только в Москве: здесь сконцентрированы огромные денежные средства, есть работа, город растет и строится, а не рушится и приходит в упадок, как все остальные . В данном случае не важно, насколько все это соответствует действительности: как москвичи, так и жители других мест проверить это представление на истинность или ложность не могли и не хотели.

Концентрация ресурса в одном городе, каким бы большим он ни был, вызывает, во-первых, рост местного патриотизма, который всячески (и весьма успешно) формировался и поддерживался городскими властями. Естественно, представление о том, что везде, кроме Москвы-рая находится ад, вызывает желание этот рай сохранить, причем сохранить для самых его достойных – москвичей. Это является одной из важных причин ксенофобии ко всем приезжим, независимо от их национальности. В какой-то степени можно говорить, что это является одной из причин ксенофобии и в других крупных городах, жизнь в которых с точки зрения общественного мнения лучше, чем в малых городах или в сельской местности, но для Москвы такие представления типичны в гораздо большей степени. Это представление о собственной элитарности, избранности в противовес всей остальной нищей, непригодной для нормальной жизни стране создало предпосылки для создания сообщества москвичей в противовес всем остальным.

В массовом сознании ксенофобия представляется воплощением патриотизма, о росте которого (как он понимается общественным мнением) свидетельствуют как многие социологические опросы, так и парламентский успех партии «Родина». Патриотами назвало себя в ходе данного опроса большинство респондентов – московских студентов и школьников, причем патриотизм они демонстрировали явно ксенофобского толка. Нам кажется, что сейчас в стране реально сложилась ситуация, когда можно вполне официально сформулировать национальную идею как идею патриотическую, а универсальный интегратор уже есть – демаркационная линия между своими «свои» и «чужими» проложена.

Для эмпирической верификации изложенных соображений в мае 2004 года был проведен небольшой пилотажный опрос московской молодежи в возрасте 15-22 лет, в котором приняло участие 200 человек, большинство которых составили студенты московских вузов (65%), а также школьники (25%). Данная выборка не претендует на репрезентативность для Москвы, но достаточно четко характеризует старшеклассников (были опрошены ученики 10-11 классов трех школ, одна из которых расположена в центре города, две – на окраинах) и студентов (в равных долях были представлены студенты гуманитарного, экономического и технического профиля, 70% составили студенты государственных вузов, 30% – негосударственных).

При анализе результатов исследования основными дифференцирующими признаками оказались два: пол респондентов и место их рождения, то есть, родились ли они в Москве или приехали в этот город. Тех, кто родился в Москве, будем условно называть «коренными москвичами» или «москвичами» - они составили 67% опрошенных. Тех, кто приехал в город – «приезжими» (33%). В большинстве случаев это были студенты, которые приехали на учебу в московские вузы и прожили в городе менее 5 лет – 23% от общего числа участников опроса (или 70% от числа приезжих).

В анкете имелись как закрытые, так и открытые вопросы, на которые респонденты отвечали очень активно, было видно, что тема их заинтересовала.

Исследование показало, что в сознании молодежи одним из базовых моментов является противопоставление «своих» и «чужих». Таким образом происходит осознание своей принадлежности к общностям разного порядка. В качестве «русских» в противоположность «нерусским», и в качестве «москвичей» в противоположность «приезжим», молодые люди начинают осознавать себя патриотами и, одновременно, членами элитарного сообщества, которое они хотели бы видеть (да и сделать) закрытым и еще более элитарным. Иными словами, ксенофобия обладает важным объединяющим и статусообразующим свойством.

В Москве разделение на «своих» и «чужих» происходит по двум критериям. Первый из них – этнический – не является специфическим для Москвы, он общероссийский (за исключением национальных образований). Второй, более высокого порядка – это принадлежность к общности «коренных москвичей».

Судя по ответам участников опроса, Москва, столица рассматривается как некий высокостатусный экономический, культурный, но дефицитный ресурс, то место, где у людей есть возможности, которых нет в других регионах России. Сразу скажем, что этот ресурс они высоко оценивают, но отказываются рефлексировать, почему именно они имеют на это право. Поскольку среди респондентов преобладали студенты, то для них это, прежде всего, возможность учиться в столичных вузах. Перспектива дальнейшего успешного трудоустройства тоже важна, но пока менее актуальна для них. Коренные москвичи считают, что права на обладание этим ресурсом носят аскриптивный характер: если ты родился в столице, то по праву рождения наделен дополнительными правами, которые не могут справедливо распределяться никаким иным образом. Напротив, для приезжих характерен достижительный подход: они не сомневаются, что столица – это мощный ресурс возможностей, не сомневаются и в том, что на него имеют право москвичи. Но, по их мнению, право на этот ресурс можно заслужить, и поступление в московский вуз – это первый шаг на пути завоевания этих прав.

Надо сказать, что такие различия во взглядах являются одной из отправных точек возникновения ксенофобии. Как показал опрос, московская молодежь абсолютно толерантно относится к своим русским ровесникам из других регионов до тех пор, пока те не покушаются на их права: проблемы начинаются в тот момент, когда они приезжают в Москву и вступают в конкурентные отношения с коренными москвичами. Здесь четким примером является отношение москвичей и приезжих к ЕГЭ, который облегчает последним возможность учиться в Москве. Открыто (на уровне межличностного общения) претензии не высказываются, но внутреннее напряжение возникает. Это проявилось в ответах студентах тех вузов, которые принимают студентов по результатам ЕГЭ, особенно в тех случаях, когда вуз относится к категории наиболее престижных: «Отрицательное появляется при поступлении в институт. У нас упрощается поступление для иногородних (ЕГЭ), а должно, наоборот, усложняться. Также и при приеме на работу преимущество всегда должны иметь москвичи», «Они приезжают и занимают наши места в лучших институтах, и им для этого делать ничего не надо - ЕГЭ», «Я считаю несправедливым тот факт, что приезжим проще поступить в вуз. Сдав ЕГЭ, они без экзаменов проходят в лучшие вузы страны, а мы, москвичи, такой возможности не имеем. Наши места заняты приезжими» .

Естественно в расчет не принимается то, что для поступления в московский институт требуется получить исключительно высокий показатель по профильным предметам, то есть приезжают высоко подготовленные абитуриенты. Для респондентов они априорно не имеют право на равных (тем более, с преимуществом) конкурировать с московскими сверстниками. Интересно, что такое отношение не вызывает встречной агрессии. Приезжие респонденты в общем согласны, что не имеют особых прав по сравнению с москвичами. Более того, и москвичей и иногородних русских объединяет общий враг – это люди других национальностей, которые живут и работают в городе.

В ответах на вопрос анкеты «Кого можно назвать настоящим москвичом?» мнения коренных жителей города и приезжих существенно разделились. Для москвичей главным критерием является урожденность в городе, для приезжих – национальность.

Немалая часть участников опроса – молодых, образованных людей – полагает, что нерусского человека вообще нельзя считать москвичом – 42%, причем среди коренных москвичей и приезжих их примерно поровну. Это представляется важным, так свидетельствует о солидарной «этнической» точке зрения. Эту точку зрения не поддерживают лишь нерусские участники опроса.

Среди опрошенных москвичей точка зрения, что Москва – интернациональный (открытый!) город характерна для незначительного меньшинства. Но и среди приезжих, чувствующих свою второсортность по отношению к коренным москвичам, лишь менее половины согласны с этим мнением. Для большей части этой группы различия между приезжими-русскими и приезжими-нерусскими более существенно, чем между коренными и некоренными москвичами.

Приезжие молодые люди имеют возможность почувствовать, что сами не относятся к желанным гостям. Вероятно поэтому они в меньшей, чем москвичи, степени склонны соглашаться с экстремистски-ксенофобными высказываниями.

Подавляющее большинство молодых москвичей отказываются считать, что миграция в Москву является положительным явлением. Но и 70% приезжих не видят в миграции положительных черт. Очевидно, что приехавшие в Москву студенты-россияне никак не склонны идентифицировать себя с иноэтничными мигрантами. Они полагают, что как русские люди имеют право находиться в Москве наравне с коренными москвичами, но отказывают в этом праве нерусским. Интересно, как «оправдывают» свое пребывание в столице некоторые нерусские студенты. Один из них, удмурт по национальности дописывает в анкете, что «в Москву могут приезжать представители тех национальностей, которые проживают в России более 100 лет».

Что касается москвичей, они не объединяют в своем сознании всех приезжих в одну группу, русские мигранты для них предпочтительнее, поскольку являются только конкурентами, но не врагами, как «инородцы», как называли в некоторых анкетах приезжих нерусских. Что касается приезжих русских, то они себя не относят к «завоевателям», как их воспринимают москвичи, считают, что оказались в городе по этническому праву, а вот «нерусские» для них такие же враги, как для коренных москвичей. В этом смысле, по их мнению, они ближе к москвичам, чем к мигрантам других национальностей, хотя с москвичами и не сливаются.

Все же о своем маргинальном положении они никогда не забывают. Не случайно, положительно ответили на вопрос «Некоторые люди считают, что в нашем городе в последнее время стало жить слишком много людей других национальностей. Согласны ли Вы с таким мнением?» 88% москвичей и лишь 60% приезжих. Тем не менее, среди представителей обеих групп такая точка зрения оказалась преобладающей.

Положительные оценки притока людей в Москву можно подразделить на две группы. Приезжие респонденты пытались показать, что их появление в городе важно и полезно для него, то есть они (такие как они) городу нужны. Москвичи видят в появлении мигрантов положительные черты только в тех случаях, когда считают: без мигрантов, при соблюдении ряда условий, городу не обойтись и с этим приходится считаться. Приведем такие высказывания коренных москвичей: «дешевая рабочая сила нужна городу», «они выполняют низкооплачиваемую работу», «никто из москвичей не идет на такую низкопробную работу», «приток людей из регионов заполняет дыры в трудовых резервах – чернорабочие, грузчики, дворники ». Из анкеты в анкету варьируется одна и та же тема: люди могут приезжать в Москву, если они полезны и без них не удастся обойтись. А полезными они могут быть столице при условии низких притязаний. В том случае, когда они не выступают конкурентами москвичам, их социальный статус и экономические запросы заведомо ниже, чем у рожденных в Москве. Иными словами, речь идет о рабском труде, который молодые москвичи считают оправданием и ценой за право жить в мегаполисе тем людям, которые этого права не имеют. Создается впечатление, что для ряда молодых москвичей такие приезжие не только отличаются по статусу, но и не воспринимаются как люди вообще. И, между прочим, именно потому, что они со своим низким статусом согласны, а «низкопробную» работу выполняют с готовностью. Другое дело, что такие люди вызывают презрение , а не ненависть, как конкуренты.

Что касается приезжих-русских, то здесь высказывания направлены на то, чтобы показать - мы нужны городу, без нас городская жизнь была бы недостаточно динамичной: «город отбирает лучшее», «динамика, обновление городской жизни», «конкуренция – положительное явление», «приезжают люди, полезные городу». Динамика – ключевое слово таких анкет, приезжие пытаются доказать, что их появление в Москве препятствует застою, делает мегаполис еще более «городским», то есть эти студенты претендуют на то, чтобы быть катализатором городских, урбанистических черт в Москве, и в этом прочитывается оправдание их появления в городе.

Гораздо более многочисленны и разнообразны ответы, которые характеризуют ксенофобию, ненависть москвичей к приезжим, особенно инонациональным. Здесь можно выделить несколько направлений, рассмотрим эти группы в порядке убывания числа ответов. Всего было получено 136 высказываний, наиболее многочисленную группу (48) составили те, которые можно условно обозначить «проблемы коммуникации». По числу высказываний эта группа обогнала группы «криминал», «городские проблемы» и «они – не такие, как мы».

Обратим внимание на реакции которые показались несколько неожиданными. По мнению ряда респондентов, именно по вине приезжих русские люди, москвичи становятся хуже, теряют свои «природные» достоинства, в частности, доброту и терпимость: «мы их не любим», из-за них «мы становимся раздражительными», из-за них появляются «всеобщая враждебность, недоброжелательность», «расслоение общества», из-за них «мы обеспокоены национальным вопросом», они «раздражают москвичей, ожесточают нас», они виноваты, что «мы их ненавидим», «из-за них появились скинхеды» и, наконец, «они портят москвичей своим существованием».

Итак, существуем «мы» и существуют принципиально иные «они» - классическая ситуация ксенофобии. По своим качествам «мы» и «они» прямо противоположны, не пересекаются. Когда «их» становится слишком много, а их, по мнению молодых москвичей, в Москве чрезмерно много, «мы» не выдерживаем, меняемся, теряем идентичность, перенимаем те качества, которые имманентно присущи «им». Но вина за то, что мы становимся хуже, лежит исключительно на «них»: если они уедут, перестанут раздражать «нас», то мы вернемся к своему природному идеальному существованию и восстановим свои «природные» же качества. Судя по ответам молодых москвичей, страх потери идентичности из-за постоянного контакта с «ними» переживается очень остро.

То, что «они» являются нашими природными антагонистами, не вызывает у респондентов сомнения. Личностным качествам и поведению приезжих посвящен целый ряд высказываний. Основными свойствами этих людей являются «наглость», «некультурное поведение», «грязь». Проблеме «грязи» посвящено много исключительно экспрессивных высказываний: грязными называют самих приезжих-кавказцев, они делают город грязным, грязным называют их отношение к москвичам, особенно женщинам. Понятно, что «грязь» выступает здесь в значительной степени понятием метафизическим: это «скверна», от которой надо очистить город, это опасность, зараза, угроза перерождения. При этом на смену городской культуре они несут собственное бескультурье, тем самым, уничтожая город, затягивая его в пучину, в болото, то есть тоже в «грязь».

Таковы «природные» личные свойства приезжих. Что касается их поведения в чужом городе, в котором они и появляться-то не имеют права, то главная к ним претензия – они не хотят играть по правилам, которые предлагают москвичи. Уже отмечалось, что они готовы принять людей для выполнения «низкопробной, низкооплачиваемой работы» при согласии на статус рабов или изгоев. Но когда происходит по-иному, и некоторые приезжие не принимают таких правил, это вызывает у юных москвичей не только возмущение, но даже некоторое недоумение. Они не сомневаются, что рождение в Москве наделяет их всеми правами на город, а прочим эти права не даны, и их возмущает, когда появляются люди, отвергающие такое «естественное» разделение статусов: «они ведут себя не как гости, а как хозяева», «для города это хорошо – дешевая рабочая сила, но они наглые, начинают считать себя хозяевами», «они стараются занимать высокие посты, иметь власть, ведут себя нагло. Создается впечатление, что они считают себя, а не нас настоящими хозяевами».

В анкетах часто встречается антитеза «хозяева – гости», при этом она несет особую нагрузку. Молодые респонденты считают себя хозяевами Москвы не в смысле гостеприимства («радушные хозяева»), а в статусном, властном значении слова: «хозяева жизни», «узурпаторы всех прав» на Москву. Соответственно, и «гости» в контексте высказываний понимаются не как те, кого надо встретить и принять получше, а как временные жильцы с резко сниженным статусом. Незваный гость, с Кавказа оказывается действительно «хуже татарина», к татарам москвичи относятся намного толерантнее, чем к кавказцам. Не случайно, что в большинстве таких анкет сочетаются выражения «ведут себя как хозяева» и «ведут себя нагло». Действительно, они ведь грубо нарушают условие подчиненности, предложенное москвичами, что и расценивается как наглость.

Каковы же эти свойства русской и русско-московской души? Если называть их в порядке частоты высказываний при ответе на соответствующий открытый вопрос, то здесь преобладают ответы в русле стереотипного представления о «широкой русской душе». Наиболее типичными свойствами при этом оказываются доброта, отзывчивость, гостеприимство, дружелюбие, щедрость, искренность и т.п. Перечисляются все расхожие архетипические черты, приписываемые русскому характеру, как классической литературой, так и современными СМИ. Понятно, что и дружелюбие, и гостеприимство распространяются только на «своих» и в этом смысле не опровергаются демонстрируемой ксенофобией, а вполне согласуются с ней.

Что касается иных человеческих свойств, то здесь можно выделить значительное число упоминаний патриотизма, а также выносливости, стойкости и неприхотливости. Крайне редко упоминаются такие черты, как ум, трудолюбие, целеустремленность, а также хорошее воспитание, высокая культура или вежливость. Последнее интересно, так как именно в недостатке культуры, воспитания часто обвиняются приезжие, которые, по мнению респондентов, пытаются установить в городе свои порядки, то есть уничтожить культуру города и культуру настоящих москвичей.

Вернемся к тем отрицательным последствиям, которые, по мнению участников, опросов имеет для Москвы миграция. Следующую группу составляют ответы, касающиеся роста социальной напряженности. Здесь основным пафосом высказываний является то, что приезжие вытесняют москвичей с их законных мест: занимают рабочие места (какие именно никогда не указывается, но понятно, что очень выгодные и ценные), места в институтах (понятно, что в наиболее престижных), занимают по праву принадлежащие москвичам квартиры, из-за них перегружен транспорт и пр. Фактически, речь идет о тех же причинах ксенофобии, что и в предыдущих группах ответов – приезжие оцениваются как конкуренты, причем конкуренты успешные. А если учесть, что «они» по мнению москвичей не имеют право на такую конкуренцию, в лучшем случае могут рассчитывать на места, на которые в силу их непрестижности и низкой оплаты не претендуют сами москвичи, то можно представить, насколько остро реагируют респонденты на успех (реальный или мнимый) приезжих в этой конкуренции.

Наконец, последняя группа ответов (наименее многочисленная – 27 высказываний) касается криминализации городской жизни. Половина высказываний этой группы касается роста преступности в городе, в остальных отмечаются терроризм (всего 9 упоминаний), ввоз наркотиков (3), появление в городе мафии (1 упоминание).

Русские москвичи не только считают себя хозяевами своего города, но и людьми иного свойства, чем приезжие инородцы – они наделяют себя всеми положительными качествами, их – всеми отрицательными. При этом враждебность к чужим для значительной части юных москвичей не является чем-то, чего следует стыдиться, скрывать. Напротив, большинство опрошенных расценивают ее как норму, даже гордятся ею: «Они вызывают у москвичей негативное отношение вполне оправданно. Многие приезжие относятся к Москве как к временному месту проживания, поэтому позволяют себе мусорить и не уважать москвичей А ведут они себя неподобающим образом – некультурно. Что же, москвичи должны это прощать?» или «В их хамстве виноваты мы, москвичи, мы не должны этого допускать!!!», «Многочисленность нерусских влияет на культуру г. Москвы. Тем самым нерусские (чурки) с каждым годом наглее, они (чурки) затмевают великую русскую культуру. Этого нельзя допустить!» .

Отсюда вполне логичным становится, что молодые москвичи считают себя вправе на некоторые действия по дискриминации приезжих. Другое дело, что для них это не дискриминация, а борьба за собственные права и благополучие родного города.

Как коренные москвичи, так и приезжие русские вполне солидарны, что правильно было бы регулировать национальный состав города, не впускать в столицу или высылать из города представителей других национальностей. По-видимому, это вполне укладывается в сложившиеся нормы, во всяком случае такая идея практически не вызывает протестов, указаний на противозаконность таких мер.

На провокационный вопрос «Скажите, пожалуйста, представителей каких национальностей Вы не хотели бы видеть в Москве?» не последовало протестов, а 76% респондентов сделали свои конкретные предложения, причем некоторые составляли целые списки. Абсолютное большинство студентов и школьников, принявших участие в опросе, оценивают свой статус как достаточный, чтобы принимать решения о праве других людей жить в Москве. Столь явно выраженная негативная идентификация, по-видимому, связана с отсутствием позитивных способов создания крупных общностей, и ксенофобия по-своему, но достаточно успешно решает эту задачу.

Что касается «конкретных» предложений по этнической чистке, то наиболее часто респонденты предлагали очистить Москву ото всех кавказцев – 46%, а также чеченцев – 25%, азербайджанцев – 18%, армян и грузин – по 15%. Вслед за кавказцами следуют китайцы – 11%, негры (которых образованные респонденты «по-современному», «политкорректно» называют афроамериканцами) и узбеки – 8% и 7%, цыгане – 6%. Незначительное число упоминаний касается самых разных национальностей и народов: молдаване, евреи, украинцы, американцы, включая такую экзотику, как «тайландцы». Даже в тех немногочисленных анкетах, где респонденты указывали, что Москва – город многонациональный и в нем могут жить самые разные люди, иногда следовали пометки такого рода: «Пусть все живут, мне не жалко. Но все-таки я не хотел бы здесь видеть американцев».

Если просуммировать высказывания, то главными «открытыми», актуальными врагами являются кавказцы, которые «затмевают» другие народности, традиционно вызывающие ксенофобию. Особенно это относится к цыганам и евреям, отношение к которым не стало положительным, но негатив по отношению к ним отошел на второй план. Респонденты называли врагов наиболее актуальных, те этносы, которые всплыли в их сознании в первый момент. Интересно, что в числе «нежелательных элементов» назывались также украинцы, белорусы, молдаване, которые для некоторых респондентов точно также ассоциируются с рынками, как кавказцы.

То, что мы называем ксенофобией, в общественном мнении обязательно должно иметь позитивную характеристику. Как показали результаты опроса, ксенофобия молодежи тесно увязана с представлениями о патриотизме. Во многом эти два понятия оказываются родственными. Восприятие себя как русского, а людей других национальностей как чужих, связано в сознании многих московских молодых людей очень тесно. Ответы на открытый вопрос «Что Вы думаете о лозунге «Россия – для русских?» дали 85% респондентов. При этом 44% согласились с этим лозунгом, 33% высказались отрицательно, еще 23% согласились, но частично. Противники данного лозунга – это преимущественно приезжие молодые люди, а также те, кто считает, что Москва – интернациональный город. Кроме коротких ответов ( «не согласен», «неправильно», «я так не считаю») были предложены более развернутые мнения: « Если человек нормальный, то пусть живет. Самое главное, чтобы не ущемлял права других людей», «А Америка для индейцев? Россия всегда, с момента татарского нашествия была многонациональной», «Россия – для самых лучших и замечательных», «Россия – многонациональная страна, не надо выделять главных и ссориться», «Если человек уважает историю России, то он ничего плохого не сделает для русских. В России могут жить и такие нерусские

Уже отмечалось, что для всех участников опроса (русских) Россия является ценностью, которая должна быть доступной не всем, а для москвичей еще более высоким уровнем значимости обладает их город, права на которые имеют, во-первых, русские, во-вторых, рожденные в этом городе. Поэтому те москвичи, которые дали положительный ответ на данный вопрос, как правило, предлагали дополнить этот лозунг словами «а Москва – для москвичей». По-видимому, для них именно такое сочетание представляется наиболее правильным и потому оптимальным.

Большинство высказываний о патриотизме не носило открыто ксенофобского характера, респонденты демонстрировали свое отношение к родине, любовь к которой и права на эту любовь для них являются нормальными и неотъемлемыми качествами русского человека. В этом смысле патриотизм является практически универсальной нормой и не требуется противопоставлять себя «другим», для того, чтобы это доказать.

Хотя большинство респондентов считает, что в Москве живет слишком много лиц других национальностей, хотели бы регулировать их численность, то есть проявляют ксенофобию совершенно открыто, лишь незначительная часть положительно оценивает деятельность скинхедов и представителей подобных экстремистских группировок. О существовании таких группировок наслышаны практически все (93%), о них узнают через средства массовой информации. При этом положительно или скорее положительно, чем отрицательно относится к поведению таких людей меньшинство участников опроса – 18%, в то же время, скорее отрицательно – 26% и отрицательно – 44%.

Несмотря на то, что последний подсказ оказался самым популярным, все же его отметило менее половины участников опроса. Поскольку большинство участников опроса – студенты, можно предположить, что среди менее образованных слоев молодежи сторонников таких группировок или, по крайней мере, не столь решительных их противников было бы больше.

В течение 90-х годов постоянно проходили дискуссии по поводу национальной идеи, делались попытки эту идею сформулировать, создать. Это не случайно, так как государство (да и многие граждане, число которых год от года растет) чувствовало, что в отсутствие универсальных интеграторов идет процесс разрушения крупных сообществ, который лишь в малой степени может компенсироваться на микроуровне (семейные ценности). Можно сказать, что на национальную идею существовал заказ не только «сверху», но и «снизу». Выработать национальную идею не удалось по объективным причинам: ее нельзя придумать, спустить сверху. Тем не менее, в стране (и в Москве) шли, все более распространяясь, процессы, которые имеют прямое отношение к национальной идее – это рост ксенофобии, который, понятно, не рассматривался таким образом, но и не встречал и не встречает никакого отпора со стороны государства.
© Любовь Борусяк

Метки:  

 Страницы: [1]